#Роман и рассказы

Страшная месть


Предыдущая глава

4. Лондон

Колдун оказался кругом неправ. Лондон, как всегда, встретил Савву прекрасной погодой – и это в конце сентября-месяца. Из природной тяги к разрушению стереотипов Савелий как-то раз заморочился и поднял метеоданные. Оказалось, в столице Туманного Альбиона чуть ли не вдвое больше солнечных дней в году, чем Москве, не говоря уже о Питере. А вместо чопорной Мэри Поппинс прямо в Хитроу ему улыбнулась негритяночка, такая, что куда там той Мэри с ее поппинс. Сочтя это добрым знаменьем, Савва прыгнул в такси и поехал в отель.

Первое чувство, которое испытывает русский человек, едва только пересекший западную границу, - это блаженное и незнакомое чувство безопасности. Вдруг замечаешь, что пространство вокруг принципиально неагрессивно. В России постоянно нужно быть настороже. Иначе продадут говно, накормят дрянью, поселят не туда, подрежут, разведут, спиздят все, что было, расхуячат ебло и заберут до выяснения, а в СИЗО выебут. В лучшем случае нахамят, если сделаешь не то лицо, скажешь не то слово, придешь не в той одежде. Расслабился – и ты уже терпила, опущенный, лох. Чтобы избежать этого и нужны паутины связей вроде той, что годами выстраивал и поддерживал аккуратный Савва. На Западе, конечно, тоже можно нарваться. И паутинка всегда пригодится. Многим нужны твои деньги. Но вот делать из тебя опущенного – никому на фиг не надо, потому что зачем лишняя работа. Лишенный тотального тюремного опыта, Запад был вызывающе расслаблен. И даже мирные исламские террористы скорее удивляли, чем пугали. Быть взорванным – не западло, это вам не российский досмотр. Уступить – не стремно. Официант – не халдей. А обыкновенная улыбка не вызывает закономерного в России вопроса «хули лыбисся», ну, дня через два-три – уже точно.

Организм вываливается из состояния повышенной боеготовности – и не может упиться этим, как ошалелый солдатик на побывке. Савва сам неоднократно это использовал, когда работал за границей по соотечественникам. Поэтому будучи безусловно умным человеком, он помещал сам себя в карантин от работы по крайней мере в день прилета. Отмывался, отсыпался и отъедался. Притирался, подстраивался и пропитывался. С утра непременно сначала шел гулять, и только потом – на встречу. Он не любил суеты в делах. «Суетливость – первый признак подступающей импотенции» - говаривал он не в меру возбужденным клиентам, если те требовали все и сразу здесь и сейчас.

Лондон Савелию скорее нравился. Он был, как приятный в общении малознакомый джентльмен, – держал дистанцию; был корректен и интересен без угодничества, при этом – самодостаточен и отстранен без жлобства. С таким можно напиться или даже подраться, но вот заночевать у него же – немыслимо. А наутро он будет как ни в чем не бывало обсуждать дела – в своих и только своих интересах. И если намекнуть про скелет в шкафу – просто пожмет плечами: «ну и что?»

Английское утро выдалось таким жарким, что Савва повесил пиджак на руку. Утренний моцион предполагал сверить часы с Биг-Бэном и бросить монетку в Темзу – нормальная программа-минимум. А там можно и музыканту-параноику звонить. Савелий любил сопровождать свою работу несложными ритуалами – он был суеверен, как настоящий сотрудник, и вообще уделял много внимания внешней стороне процесса: в двубортном уже никто не воюет, это точно.

После жопно-зеленых кучеряшек Питера, Вестминстер завораживал тонкой очерченностью форм. С моста Биг-Бэн выглядел готической шахматной ладьей, высеченной из черного дерева, что привезли жестокие джентльмены из африканских колоний. Острый и точный, как английский юмор. Выстроенный, как порядок слов в предложении. Безапелляционный, как файв-о-клок или добрая английская веревка.

Прямо посередине Вестминстерского моста буднично и нежно целовались поджарые бородатые пидарасы. На них никто не обращал внимания, а Савва, все-таки обратил – и тут же стыдливо убрал глаза, опасаясь неизвестно чего. Пару недель назад в его уютное детективное агентство как раз явился один такой и предложил сделать агентство специализированное, которое бы занималось исключительно проблемами геев. По всему было видно, что проблем уже поднакопилось и необходимыми денежными средствами пидарасы располагают. Савва как-то постеснялся спросить о главном: обязательно ли в этой схеме лизаться с мужиками и ебаться в жопу, так что теперь невольно ставил себя на место лондонских влюбленных. «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра» - мысленно процитировал он Скарлетт о'Хару и потопал на встречу с параноиком. Уже перейдя на сторону Вестминстера он вспомнил, что забыл бросить монетку, но не возвращаться же теперь. И двинулся дальше.

Параноик и вправду оказался ебнутым. Как писали в советских протоколах за пьянку, «вид неопрятный, речь невнятная». Колин моноспектакль был воспроизведен в точности. За ним следят. В какую страну не приедет — везде устанавливают наружное наблюдение. Телефоны прослушиваются. А ему никто не верит. А он же музыкант. У него от этого нервный стресс. Вот справка от психолога. Он так не может. Ну он же музыкант. Савва почувствовал, что все-таки не выспался. И со всей решительностью назвал сумму, от которой бы и Коля покраснел. За диагностику. А там посмотрим. Он даже не сразу понял, что англичанин трясет головой уже не от страха, а в знак согласия. А в рыбных его глазках помимо безумия засверкала надежда.

Вечером Савелий сидел в тесном лондонском пабе и прикидывал план операции. Ну что, придется вызванивать ребят из наружки. Утром уже будут здесь. Пусть походят за этим, посмотрят. Пару дней повисим в Лондоне – не в Тыве же, действительно. Главное фунты экономить. Наверняка парни ничего не срисуют, потому что кому этот Неуловимый Джо нужен. И можно домой. И бабки как за нормальную операцию считай нахаляву… Только почему-то совершенно неохота все это делать. «Что-то обленился я в последнее время», - подумал Савва и заказал еще пива.

...Пару дней спустя, когда перегулявший по Лондону Савелий начал уже слегка скучать на манер английского сплина, ребята из наружки вломились в номер, как будто с обыском:

– Твою мать, ты куда нас вписал?

– Что такое?

– Парня действительно ведут, причем работает реально спецура.

М-да... Вот тебе и неуловимый Джо. На следующий день вместо самолёта Савелий учинил англичанину допрос по всем правилам старой доброй КГБшной школы...



Тёмная Сторона в социальных сетях
Ежедневные обновления
Годовая подписка: 0.02317 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы активируем вашу подписку


Подписка на год - 9 666 рублей
Месячная подписка: 0.00666 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы напишем вам


Подписка на месяц - 2 777 рублей
Оплата в валюте на месяц

Оплата в валюте на год