#Роман и рассказы

Страшная месть

Предыдущая глава

24. Сестрам по серьгам

Савелий раз за разом перечитывал распечатку прослушки разговора Миши с Бобом, и буквально балдел от такой невиданной оперативной удачи. С прослушкой ведь проблема в чем: люди часами говорят про всякую херню, и лишь несколько секунд — по делу. Чтобы выловить эти несколько слов в море бессмысленной болтовни, уходит уйма времени и денег. Поэтому, организовывая прослушку, нужно не накрывать объект колпаком, а правильно определить те контакты, с которыми тот будет с наибольшей вероятностью говорить о главном. Их и слушать. И вот тут Савва мог по праву собой гордиться. Он все рассчитал точно: осторожный Миша в жизни бы не позволил себе никакой крамолы в разговорах с соотечественниками. Женщинам он доверял еще меньше. А вот с англичанином — расслабился: наболело. Англик ведь был из другого мира, вроде как и не совсем человек…

Что же касается самой операции «ОБХСС», то и здесь Фортуна не только не отвернулась от Саввы, но и, можно сказать, взяла за руку и провела в обход всех мин и ловушек. Предложенная Саввой схема отбора жертв на заклание была слегка оптимизирована наверху. А именно: искать приказали не демонстративные проявления роскоши, а тупо — собственность за границей. Савелий только себя по лбу хлопнул в том смысле, что слишком дохуя ты умный, парень, для работы с государством. Плевать хотела Родина-Мать, что под задницей горит, ей бы закрома пополнить и предателей выявить. Ему ли было не знать, что с некоторых пор западные партнеры практически откровенно стали посылать российских сыщиков, игнорируя даже запросы по откровенным бандитам. А Саввины личные контакты с ИНТЕРПОЛом позволяли вопросы по-тихому решать. Это и без госзаказа составляло значительную долю доходов его маленького агентства. А уж теперь… будем батистовые портянки носить и крем-марго кушать. И Миша в эту схему тоже укладывался, как в обойму. Савва вновь оказался монополистом — и в полной безопасности. Когда здесь рванет, он будет далеко.

Смущала только Маша. Зудело, откровенно говоря, почти непрерывно. Однажды Савелий поймал себя на том, что вот уже битый час разговаривает про себя с девушкой, гоняя по кругу одну и ту же пластинку. Он встряхнулся, как кот, которого макнули в ведро с водой, выскочил с кресла, подошел к зеркалу и громко и внятно сказал дикому и помятому своему отражению:

— Еврей я или хуй в стакане?! Уж если выбирать между любовью и деньгами, то я выбираю деньги. Тем более, что из любви все равно ничего не выйдет, а деньги — вот они.

По зеркалу словно рябь прошла. Савелий выматерился, вымылся под душем, сунул распечатки в портфель, и потопал на встречу с Генералом — согласовывать Мишу.


— Яркий злодей. Харизматик. — хмыкнул Генерал, перелистывая оперативное дело Миши, — Что у тебя на него?

Савелий внутренне просиял и сделал серьезное лицо. Вопрос означал, что в Высочайшем одобрении сомнений у Генерала нет, осталось только выдумать способ казни.

— Тут полноценный джентльменский набор получается: коррупционные сделки с невозвратными кредитами, вывод средств за рубеж, нанесение ущерба стратегически важным объектам энергоструктуры страны, фактическое управление бизнесом на госслужбе… — по скучающему выражению лица Генерала Савва сообразил: движемся не туда. Когда Папа прочитает Мишины откровения, да еще и вываленные какому-никакому, а представителю западного государства, для предателя потребуется преступление, караемое как минимум, четвертованием. А лучше — посажением на кол. Стоп…

— Отличается крайней половой распущенностью, — закинул пробный камешек Савва. Генерал навострил уши, как кот, заслышавший за печкой мышиное шуршание, и Савва продолжил:

— Пользуясь служебным положением, завлекает девиц на свой самолет и насилует в жестокой форме.

— Так-таки и насилует? — прищурился Генерал.

— Именно. Принуждает угрозами и физически. Там и несовершеннолетние есть, — пошел ва-банк Савва.

— Есть доказательства?

—  На сбор доказательной базы потребуется время.

— Сколько?

— Три месяца.

—  Охренел что ли? Месяц.

—  Товарищ генерал, хотя бы полтора.

—  Да, верно говорят, что евреи - это единственная нация, которая позволяет себе торговаться с Богом. Через полтора месяца у меня должны быть доказательства. Железные!

Оказалось — Савва перестраховывался. Поднять данные на обслуживавших Мишу эскортниц не заняло много времени. И среди них действительно нашлись несовершеннолетние. Значит, внедрять никого не придется. Не малолетки, к сожалению, но шестнадцать-семнадцать — сколько угодно. Девушки с пониженной социальной ответственностью, отправляя мамкам в агентство фотокопии загранпаспорта, элементарно меняли одну циферку в Фотошопе. Это было своего рода ноу-хау. Чисто пионеры перед отправкой на фронт. Ну а поскольку летали исключительно бизнес-чартерами, то дальше документы толком никто не проверял. ВИП–авиацией и не такое возили, чего уж там. Собственно, по мишиной схеме можно было записать в педофилы половину обитателей Охотного ряда, не говоря уже о Краснопресненской набережной.

Так что полтора месяца Генералу ждать не пришлось. Наоборот, когда Савва доложил, что доказательная база собрана, его даже подинамили с недельку. Но Савелий не обижался — субординация, дело житейское…

...Каждый деловой человек в России проигрывает в своей голове ситуацию собственного ареста во всех мыслимых вариантах. Хотя вполне хватило бы выучить поговорку «был бы человек, а статья найдется» и освоить несложное монашеское послушание, смысл которого: что бы ни случилось — молчи. Что, кстати, гарантируется 51-й статьей Конституции.

С начала девяностых Миша готовился к этому событию. Тогда бывало совсем страшно. Он консультировался и с адвокатами, и с бывшими следаками и прокурорами, и даже с судьями. Двадцать лет назад любимым чтением был уголовный кодекс - перед сном Миша считал, сколько статей он намотал за день. И всегда помнил - как можно отмазаться.

Переезд в Москву резко изменил положение. В друзьях и даже в родственниках, правда, дальних, обнаружились генералы ФСБ (собственно, нет в России человека, у которого не было бы близкого чекиста и близкого сидельца). Толку от погон было немного. С ними можно было пообщаться за жизнь, попить чаю и даже водки. Но они всегда смотрели на своих подшефных свысока. Иногда удавалось прощупать почву. С кем можно работать, а с кем прямо сейчас не стоит. И естественным образом подразумевалось, что можно позвонить, «если что». Хотя как неглупый человек, Миша понимал: случись «если что», дозвониться будет нельзя. Но заранее предупредить могут, намекнуть... Есть шанс.

Естественно, в качестве министра он пополнил телефонную книжку новыми контактами. Миша умел обхаживать. И в его базе были не только министры, но вершители судеб из АП, и даже члены Совбеза. И уже будучи в опале Миша продолжал общаться, оказывать мелкие услуги... И между делом интересоваться своей судьбой. Буквально вчера его заверили, что нет причин для беспокойства: его Управление по связям с предпринимательством лишается статуса министерства, но его не расформировывают, а наоборот, скорее всего наделят некоторыми надзорными полномочиями...

Поэтому когда дом его заполонили люди в форме и съемочная группа, Миша...

Похожие темы:

Тёмная Сторона в социальных сетях
Ежедневные обновления
Годовая подписка: 0.02317 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы активируем вашу подписку


Подписка на год - 9 666 рублей
Месячная подписка: 0.00666 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы напишем вам


Подписка на месяц - 2 777 рублей
Оплата в валюте на месяц

Оплата в валюте на год