#Роман и рассказы

Страшная месть

Предыдущая глава

23. Брут

Петр Алексеевич блаженствовал. Свершилось чудо: ослик, всю жизнь тащивший конский воз, дотянулся-таки до морковки. В оранжево-охристой Испании ему нравилось все. Он никогда не был гурманом, а здесь распробовал густые терпкие вина и выдержанные хамоны. Он никогда не был бабником, а здешние чернявые, крючковатые с лица, женщины заводили его, как никто и никогда даже в молодости. Он утратил свою ботаническую стеснительность и знакомился легко, в одно касание. То, что испанки практически не знали английского, только все упрощало. Странно, все это он мог себе позволить вот уже много лет, но купленные в москве вина и женщины были задерганы и безвкусны.

В России длинный лысеющий очкарик был чмо, и с ним можно было только за деньги. Здесь же умный IT-бизнесмен внушал чувство симпатии и безопасности. В отличие от вечно замороченных русских баб, испанки относились к сексу легко, просто получая удовольствие. Она свободна, он тоже — почему бы и нет? Зато если внешняя сексуальность русских, в постели, как правило, оборачивалась нудной раздражающей зажатостью, то здесь было все наоборот. Средняя испанка вообще напоминает воробья. Огонь и фламенко начинаются уже в койке.

Сначала Петю это удивляло, а потом он заметил, что тут в самой атмосфере царила расслабленность, но не ленивая, а дерзкая, как у котов и природных хулиганов. Аскетичный дисциплинированный Петя просыпался в номере Marabella Club-отеля со зрелой ухоженной брюнеткой, завтракал шампанским и расслабленно выползал на пляж. Его никто не дергал. Более того, и он сам, некогда напористый и беспощадный, реагировал на вечное «маньяна» местных финансистов и адвокатов даже с какой-то внутренней радостью, словно в универе отменили пары. Перезапись криво оформленных Мишиных активов после бесконечного хаоса финдиректорства была разболтанным занятием в кайф.

Собственно, всего-то и нужно было — вывести Мишу из совладельцев оффшорок, являвшихся, в свою очередь, владельцами инновационных бизнесов и традиционных виноградников, в которых воплотилась выкачанная из советских электростанций энергия. Раньше цепочка оффшорных фирм считалась надежным средством защиты, теперь же, с легкой руки оппозиционеров-инноваторов все пробивалось до самой бенифициаровой жопы. Задачу сильно упрощало то, что за многие оффшорки, как выяснилось, тупо забывали платить годами, поэтому переоформление задним числом выглядело в некотором смысле естественным. И даже то, что переоформлял-то — на себя, — не волновало. У него и так было достаточно денег. А Миша сюда все равно не приедет, он знал.

Отправляя Тимофею очередную сумму на закапывание шефа и друга, он даже не пытался не думать об этом. Гнать от себя мысли не было необходимости, потому что и мыслей-то не было. Кристальная ясность ситуации не выводила из состояния внутреннего спокойствия и расслабленности. Да, вот именно этого он втайне хотел всегда. Вот именно такой жизни. И без Миши. Только всегда знал почему-то, что ему — нельзя. Нужно много, много работать. Так его учили папа и мама. Но они ошибались.

Петр Алексеевич как-то интуитивно чувствовал: все, что он сейчас имеет, — не является результатом его труда. В том смысле, что он мог бы усираться сколько угодно, но не получить ничего. А мог бы вообще не работать — и иметь несравнимо больше. Черт его знает. Не получалось оценить, к какому из множеств вероятностей принадлежит результат. Слишком много неизвестных в задаче, слишком сложны функции. Привычная математическая логика отказывалась работать. Чтобы разобраться в этом, необходимо было нырять в пространство хаоса и парадоксов Колдуна. А там на неведомых дорожках — следы невиданных зверей. Не то, чтобы Петя так уж боялся невиданных зверей, но вот расстаться с логикой был не готов ни за что на свете. Так что просто принял для себя: одна из базовых аксиом оказалась ложной. Утверждалось, что нельзя, а оказалось — можно. И в этом великом можно не было ни страха ни вины.

Только теперь он почувствовал, как устал с тех пор, как двадцать лет назад впрягся в безумную Мишину колесницу. Петя прекрасно понимал, что бизнес, по крайней мере, крупный, завязанный на власть, — это не его. Но с другой стороны, а что — его? Ведь даже полузабытая универовская математика его никогда особенно-то и не интересовала как наука. Он же не мечтал о лаврах Перельмана или Ферма. Просто знал, что надо учиться (еще одна аксиома?) — ну и учился тому, на что лично его мозгов хватало. Жертвовать ради Мишиных авантюр было нечем. Жалеть, вроде бы, тоже не о чем. Ему всего сорок пять. Можно просто пожить по-человечески.

Шли месяцы, но жизнь в раю не надоедала. Умный Петя довольно быстро поймал себя на мысли, что каждый день похож на предыдущий. И очень удивился, что это его совсем не напрягает. Дни повторялись здесь, дни повторялись в Москве, дни повторялись даже в полузабытом, как кошмарный сон, Новоахтарске. Бессмысленность рассеянного образа жизни оказалась ничуть не бессмысленнее лихорадочной суеты бизнеса. А если так, то уж лучше, когда есть солнце, еда, вино и женщины. Здесь хоть это — настоящее.

Пете отчего-то постоянно вспоминался старый советский анекдот про русского туриста на грузинском кладбище. «Почему у вас на памятниках не две даты, а три? — Э, потому что мужчина начинает жить толко с того момэнта, когда есть дом, Волга, деньги и женщины! — Блядь! На моем надгробии напишите: родился мертвым!» Глядя на испанцев Петя понимал, что анекдот, конечно, не про деньги, не про Волгу и даже не про женщин. Он про трупную скованность одних и живую расслабленность других. Петя с какой-то тихой грустью осознавал, что да, он сам — родился мертвым. И вот каким-то чудом оказался среди живых. И здесь его все устраивало. Оттуда — ничто не волновало.

Из материалов прослушки

Разговор вёлся на английском. Перевод (звание, фамилия). Собеседник 1 - объект наблюдения, Собеседник 2 - глава инвестиционного фонда

С1 Ты плохо выглядишь...

Похожие темы:

Тёмная Сторона в социальных сетях
Ежедневные обновления
Годовая подписка: 0.02317 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы активируем вашу подписку


Подписка на год - 9 666 рублей
Месячная подписка: 0.00666 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы напишем вам


Подписка на месяц - 2 777 рублей
Оплата в валюте на месяц

Оплата в валюте на год