#Роман и рассказы

Страшная месть

Предыдущая глава

16. Маша

 Колдун что-то почуял. Пошатался-покрутился по своим хоромам и отыскал старый потертый BlackBerry с кожаной спинкой. Укрощенный аппарат привычно молчал и даже не вибрировал, только деликатно мигал красненьким светодиодом. Ага, Тимофей. Как раз вовремя.

- Ничего не хотите мне сказать? – Тимофей включил отработанные директорские нотки, сквозь которые, тем не менее, отчетливо дребезжала истерика.

- Да, очень хорошо, что вы позвонили. – Колдун и правда был рад слышать Тимофея: звонок, пойманный в нужное время, - это хороший знак. - По вашим проблемам обратитесь к Петру Алексеевичу.

 - Вы издеваетесь?!

 - Иногда. Но не сейчас. Я уверен, Петр Алексеевич будет рад помочь. Что-нибудь еще?

Тимофей отключился, словно швырнул трубку на рычаг, а не тыкнул пальчиком в сенсор. Телефоны домобильной эпохи были хороши тем, что позволяли до известной степени сбрасывать эмоции, - подумал Колдун. - Не то, что теперь: нахамили тебе, и даже трубкой не грохнуть, поскольку вместо пластмассовой гантели - плиточка айфона последней модели, за которой еще полночи, как шлюха на Тверской стоял.

Теперь должен был позвонить Савва. Тогда цепочка начнет складываться. Савва, конечно, не звонил, а Колдуна откровенно перло с возвратки. Это состояние, когда вложенная в процесс энергия начинает быстро возвращаться, да еще и с плюсом. И нет на свете ничего гаже. Даже полная истощенность, когда слил все, и теперь валяешься, как шкурка от презерватива, ощущается не так паскудно. Как-то одна из особо талантливых учениц сравнила возвратку с токсикозом ранней стадии беременности: тошнит, хочется непонятно чего, но оторвать тушку от дивана невозможно. «Ага, осталось суставы повыворачивать и клизму поставить трехведерную» - мрачно добавил Колдун. К тому моменту, как Савелий выбрался наконец в скайп, рожу Колдуна перекосило, что китайскую монаду Инь-Янь.

 - Ты пил, что ли? – радостно поинтересовался Савелий.

 Колдун только рукой махнул. То ли правда, накатить? Не, сблюю.

 - Как там Маша?

 - Да вот, вроде тебя.- хмыкнул Савелий. - Капризничает. Говорит: гадюшник. Думаю забрать ее оттуда – так и так толку нет. И у мальчишечки деньги кончились.

 - Денег он тебе на днях закинет, я ему показал, где клад зарыт. А Машу пришли ко мне. Только совсем не забирай, пусть в отпуск отпросится. Тетя у нее заболела или типа того. Форс-мажор, короче. – Колдун старался выдавать информацию по возможности короткими фразами, подавляя тошноту.

 - В Борск, что ли? – удивился Савелий.

 - На Кипр. Скажешь, секту расследуешь. Пусть проверит, настоящая у нас секта или фальшивая. Даже легенду придумывать не надо: проблемы на работе, шеф ебать не хочет. Ни один, ни второй. – не удержался Колдун.

 - А с чего это ты взял, что я ее не ебу? – обиженно буркнул Савва. Маша оставалась чуть ли не единственной непокоренной вершиной в его агентурной сети. Он и сам не мог твердо сказать, почему до сих пор не получилось. Не то, чтобы Маша его отшила. Наоборот, являясь с отчетом по выходным, она с завидной регулярностью забиралась на свой подоконник в любимой мини-юбке. Но все как-то не складывалось. Для себя лично он объяснял это отеческим отношением к сотруднице.

 - Шило острое-кривое, гвоздь вообще ебать нельзя. – хохотнул Колдун. – Ладно, давай. Не видишь – плохо мне.

 …Вот что самое важное в работе агента? Обыватель думает, что легендирование. То есть человек должен заучить биографию новой личности, новое имя, чтобы окликаться на него, всякие нюансы и детали... Потому что, если нестыковка, то всё – вот вы и попались, Штирлиц. Между тем, если мы обратимся к самой беспощадной стерве среди наук - статистике, то выясним, что агенты горели на всём подряд, но только не на легенде.

 Например, во время Второй Мировой войны попался Леопольд Треппер. Легендарный советский разведчик, который создал сеть компаний, поставлявших Германии всякие полезные штуки типа каучука. Подвела его связь. А вовсе не то, что он (друг многих немецких генералов), - был еврей. Связь вкупе с идиотизмом начальства погубила Рихарда Зорге. Впрочем, некоторым агентам, а точнее агентессам, хватало и собственной глупости. Это касается и Маты Хари, в честь которой Савелий и окрестил Машу, и Мятежной Розы - женщины, которая кружила головы генералам Севера во время Гражданской войны в Штатах. Обе продолжали добывать и пересылать информацию даже тогда, когда знали, что за ними следят. Увлеченные были дамы.

 Историй провала можно рассказать много, но все они никак не связаны с легендированием. И не потому что у всех персонажей была складная сказка. Скорее даже наоборот. Как в одежде истинного денди обязательно должна присутствовать какая-либо старая, поношенная деталь (только не туфли, разумеется), так и в легенде, и в поведении агента-профессионала должны быть некоторые шероховатости.   Гроссмейстером в этой игре был Евно Азеф. Он одновременно работал с царской охранкой и устраивал убийства высокопоставленных особ. Дезу умудрялся скармливать и товарищам по партии, и сыскарям. Его ловили на лжи и те, и другие. Однако Азеф несмотря ни на что защищал своё честное имя и арестовали его только немцы, как русского агента после начала первой мировой. Кстати, умер шпион все равно не тюрьме. А в своей постели от почечной недостаточности.

 Пример Азефа показывает, что самое главное в работе разведчика - это уметь врать так вдохновенно, чтобы человеку хотелось поверить в эту самую ложь в данный момент времени. А в следующий момент ложь может быть ровно противоположной. Но вот вдохновение должно быть тем же самым, настоящим. Таким, чтобы собеседнику хотелось поверить. Да, человек чувствует: ему лгут. Мозг может споткнуться о какую-то логическую нестыковку. Взгляд - зацепиться за несоответствующую образу деталь в одежде. Слух - уловить фальшивую нотку. Но если создана правильная атмосфера, то разуму просто не захочется это признать.

 Маша владела этим искусством в совершенстве. Причем – интуитивно. Она никогда не заучивала легенду, впрочем, менять имя и биографию в бизнес-разведке особой необходимости не было. Зато врать приходилось постоянно. Маша даже не то чтобы сама верила в собственную ложь, Чаще всего она вообще не помнила - что и кому говорила. Потом в компании Саввы прослушивала аудиозаписи собственных разговоров с интересом и удивлением. И ни разу, ни у одного, даже самого хитрожопого и трусливого коммерса не возникло и тени подозрения.

 Сексуальное манипулирование или, на профессиональном жаргоне, медовую ловушку, она тоже освоила влет. Возможно потому, что никакого сексуального влечения к объектам разработки не испытывала. И вообще относилась к сексу достаточно прохладно: ну, что-то такое с тобой делают. Иногда это даже приятно. Иногда – не очень. Но всегда – странно. Почему у мужчин от этого напрочь сносит башню, Маша искренне не понимала. На свете же есть еще столько приятных вещей: тортик в «Шоколаднице», красивая одежда, теплое море… При всем при том, чисто по-человечески объекты разработки вызывали у нее как раз самый искренний интерес: ведь Савелий внедрял Машу к людям неглупым и небедным. Бизнесмены, силовики, тот же Миша – аж целый министр! – все это были люди из совершенно другого мира, который не имел ничего общего с миром серых многоэтажек, дешевого пойла и агрессивного визгливого мата, в котором Маша выросла, и откуда сбежала, как только поняла, что это вообще возможно.

 Проявление искреннего, даже немного наивного интереса в сочетании с недемонстративным, но заметным сексуальным пренебрежением, - создавало убойную смесь типа абсента с димедролом. Даже самые опытные-пуганные мужчины, убежденные, что уж отчего-отчего, а от этого иммунитет у них давно выработался, в присутствии Маши теряли волю и адекватность. Некоторые миллионеры так просто вели себя как мальчишки, хвастаясь, как они метко стреляют из пистолета или пытаясь продемонстрировать, сколько раз могут подтянуться. За всеми этими упражнениями девушка наблюдала, словно скучающая царица. И вдруг, необъяснимо, когда разговор касался каких-то совершенно скучных и, откровенно говоря, доставших вещей, в ее глазах просыпался тот самый искренний интерес. Но не столько к теме беседы, сколько к человеку. «Вы столько всего знаете…» - выдыхала Маша, выслушав получасовую лекцию о проблемах процесса экструзии полимеров низкого давления на новом оборудовании, отчего засыпали технологи, и на что, между прочим, была потрачена куча времени и денег. На этой волне люди иной раз рассказывали ей такое, что не полагалось знать даже главному бухгалтеру.

 И за все время работы у Савелия ни один из объектов не только не смог уложить Машу в постель, но даже не решился предпринять по-настоящему серьезных попыток в этом направлении. Получение информации через постель – путь дилетантов. А Маша, проведя десятки внедрений, с полным основанием считала себя профессионалом. И получив задание по Мише, ожидала как минимум интересной игры. А получилось, что вместо вкусного тортика ей подсунули гипсовый муляж, а самое главное, эту безвкусную фальшивку теперь придется есть.

 Внешне мир чиновников выглядел даже более роскошно, чем мир бизнеса. Серые коридоры, дермантиновые двери и старый пердун на вахте, - остались на низших эшелонах, да и то, по большей части, в провинции. Министерство же блистало... 


Похожие темы:

Тёмная Сторона в социальных сетях
Ежедневные обновления
Годовая подписка: 0.02317 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы активируем вашу подписку


Подписка на год - 9 666 рублей
Месячная подписка: 0.00666 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы напишем вам


Подписка на месяц - 2 777 рублей
Оплата в валюте на месяц

Оплата в валюте на год