#Роман и рассказы

Страшная месть

Предыдущая глава

15. Осень

Колдун любил осень. Умирая, природа отдавала всю накопленную за годовой цикл силу – только возьми. Гуляя по своему бору, Колдун пил эту силу – свободными глотками, как добрый темный стаут в единственном на весь Новоахтарск достойном ирландском пабе. Черный охлажденный стаут тоже отдавал перепрелой листвой и землей, скрывающей где-то в глубине огонь нижнего мира. Шалая, последняя сила, которая в цикле человеческой жизни зовется «седина в бороду – бес в ребро». Еще со студенчества Колдун заметил, что именно осенью, а вовсе не весной особенно хотелось трахаться. А уж выпивали за сентябрь-октябрь столько, сколько потом за весь год.

На душе у Колдуна было пусто и легко, хотя по заказу, откровенно говоря, намечался полный затык. Савелий, исчерпав финансовые возможности Тимофея, свалил на свои Карибы, откуда вместо оперативных отчетов слал фотки голых девок с пляжа. Тимофей ныл в Телеграмме, поскольку на звонки его не реагировали ни Савелий, ни, тем более, Колдун. Сам же Колдун вот уже третий месяц пытался выстроить энергоструктуру процесса, но преуспел не больше, чем отечественные борцы с коррупцией. Вот не зря он не хотел брать этот заказ. Неудобство состояло в том, что единственным уязвимым местом Миши был, конечно, Петр Алексеевич. А Петра Алексеевича защищала его же, Колдуна, энергия. С другой стороны, сам Петр Алексеевич просто не существовал как самостоятельный энергетический объект. То есть, даже если достать Мишу как-то по-другому, – посыпется и Петр Алексеевич, а с ним и вся работа Колдуна – Колдуну же на голову. Так еще и попробуй, того Мишу достань: прикрыт-защищен одним из самых могущественных Богов – Властью Мирской. И сам он эту Власть не предаст – ни за бабу (это вам не мент Максим Петрович), ни за деньги, поскольку не власть для денег, а деньги для власти, что бы там ни говорили люди недалекие, ни за идею, потому что власть для него и есть идея сама по себе. Остается еще Смерть, но Смерть его далеко.

Кабы так легко было оппонентов в гроб укладывать, Колдун бы давно заделался магическим киллером. Но в том-то и дело, что позвать Смерть к человеку можно только если она и так рядом, да и то не всегда. Никогда не знаешь, к чему приведет даже самая лютая порча. Бывает, все заберешь у человека – деньги, здоровье, удачу, - в чем душа держится и почему сам не удавится, непонятно. А он – живет. Без денег, без удачи, без здоровья. Смотреть на него страшно – а живет. А бывает – на фоне общего здоровья и благополучия… Вот как с тем же Максим Петровичем получилось.

На самом деле, обо всем этом Колдун не думал. На то он и колдун, чтоб в случае чего не думать о белой обезьяне, - вся магия только на том и держится. Это только дураки уверены, что если напрягать голову, то что-нибудь да родится. А на самом деле, решение существует не в голове, а в пространстве. Чтобы уловить его, требуется ровно две вещи – энергия и тишина в эфире. И если пока ничего не прозвучало, значит просто сейчас – не время: не то или не хватает. А время – вот оно, в осеннем лесу. Плотное, как добрый ирландский стаут.

Колдун сунул руку в карман и извлек мобильник. Тот мигал красненьким – вызов. Когда-то давно, освобождаясь от корпоративного рабства, Колдун изобрел способ, как заклясть этого всемогущего монстра. Он просто отключил все сигналы, и звонок, и вибро. Навсегда. И доставал мобильник, только когда хотелось. Поначалу ломало жутко, а потом привык. Оказалось, что он не только не пропускает ничего важного, а наоборот: как раз когда он берет мобильник, тогда-то и звонят всякие полезные люди с приятными новостями. А всякий липкий мусор проплывает мимо – тем, чьи звонки он не почуял, он и не перезванивал.

На сей раз звонил Киш, чудак из универовских, звал на пьянку по случаю собственного дня рождения: его маленькая дочка как раз подросла настолько, что можно было ее оставить бабушкам-дедушкам. «Раньше у родителей отпрашивались, теперь – у детей», - усмехнулся Колдун, бросил пятачок через левое плечо, и двинулся из леса – за вискарем.

Киш – это сокращение от рокгруппы «Король и Шут», фанатом которой в юности и был Антоха Жихарев. Он даже набил на левой лопатке две соответствующие карты – Короля и Джокера. Потом он раздобрел, стал слушать все больше реггей (Колдун до сих пор твердо не знал, что это такое), а погоняло осталось. К Кишу в комплекте прилагалась вся универовская тусовка, которую Колдун в сборе не видел лет десять, и откровенно говоря, не особо соскучился. Но сейчас было очень к месту – сентябрь.

Раньше чтобы выпить просто уходили в лес, что окружал Универ, - только дорогу перейти. Туда не забредали менты, можно было развести костер и тискать девчонок, сидя на сосновом бревне. Дальше – как повезет, но везло откровенно говоря, редко – никто еще ничего толком не умел. Сначала пили в надежде на секс. Потом просто привыкли пить. Колдун принадлежал к последнему поколению, которое еще помнило тексты Высоцкого, Довлатова и Венички Ерофеева. Пили по этому до изумления, паралича и бреда. На почве юношеского алкоголизма расцветали и дружба, и любовь. Потом, правда, оказалось, что корни их непрочны.

Университетского братства не получилось. Колдун вообще не любил людей, на которых нельзя рассчитывать в драке. Как говорил старик Жванецкий, дружба допускает предательство и наличие только одного дружащего. От таких случаев осталось чувство удивления.

Но все-таки что-то было в этих наивных обезбашенных пьянках. Ощущение свободы и радости – а что еще нужно человеку? Единственный раз в жизни Колдун видел себя абсолютно счастливым - в... 

Похожие темы:

Тёмная Сторона в социальных сетях
Ежедневные обновления
Годовая подписка: 0.02317 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы активируем вашу подписку


Подписка на год - 9 666 рублей
Месячная подписка: 0.00666 BTC

Оплатить

[X]

Введите:

После оплаты мы напишем вам


Подписка на месяц - 2 777 рублей
Оплата в валюте на месяц

Оплата в валюте на год